Я НЕ ПРОРОК 

Я не пророк... В безлюдную пустыню
Я не бегу от клеветы и зла...
Разрушить храм, попрать мою святыню
Толпа при всем безумье не могла. 

Я не ищу у сильных состраданья,
Не дорожу участием друзей... 
не боюсь разлуки и изгнанья,
Предсмертных мук, темницы и цепей... 

Везде, для всех я песнь свою слагаю,
Везде разврат открыто я корю
И грудью грудь насилия встречаю,
И смело всем о правде говорю. 

На что друзья, когда все люди – братья,
Когда везде я слышу их привет?
При чем враги, когда во мне проклятья
Для злобы их и ненависти нет? 

В тюрьме ясней мне чудится свобода,
Звучнее песнь с бряцанием цепей,
В изгнанье я дороже для народа,
Милее смерть в безмолвии степей… 

При чем толпа? Ничтожная рабыня
Пустых страстей – дерзает пусть на все!
Весь мир – мой храм, любовь – моя святыня,
Вселенная – отечество мое…


ПЕСНЯ

Где ликующего мая
Аромат, цветы весны?
Где ты, юность удалая,
Где мечты твои и сны?
Где друзья, их говор, шутка,
Смех веселый, шум пиров,
Рой поборников где чуткий,
Откликавшийся на зов?
Где вы призраки свободы?
Пыл свободного труда,
Все с собой умчали годы,
Все исчезло без следа.... 


НАДЕЖДА
Перевод Б. Иринина

Что брови сдвигаешь,
Отец? Ты не прав!
Зачем принимаешь
Ты к сердцу мой нрав?

Чей сын ожиданья
Отца оправдал?
Кто в юности ранней
Ошибок не знал?

По мне ль твоя слава
И гордая честь?
Оставь меня, право,
Таким как я есть.

Ружья не держу я,
Не мчусь на коне,
И шашку стальную
не выхватить мне.

Пусть чванный злословит, - 
Ему ты не друг!..
Волы наготове,
Исправен мой плуг, -

То дум моих бремя,
То вещий фандыр;
Несу я, как семя,
Поэзию в мир.

А сердце народа!
Как нива оно,
Где светлые всходы
Взрастить мне дано.

Мой край плодоносен,
Мой полон амбар,
И в море колосьев
Ныряет арба.

Не бойся за сына,
Отец! Ты не прав.
Тебя без причины
Тревожит мой нрав!


РАЗБИТОЕ СЕРДЦЕ

Разбитое сердце не знает тревоги...
На все безучастно глядя,
Безмолвно, как камень, стою у дороги, 
Идите все мимо, друзья!
Я вам не товарищ... Былого привета
Союз ваш во мне не найдет,—
В безжизненной глыбе не встретит ответа
Могучее слово: „вперед".
От светлой надежды на царство свободы,
Любви и добра ни следа 
Во мне не оставили долгие годы
Тяжелой борьбы и труда.
Поблекли желанья, душа онемела,
Остыла изнывшая грудь...
Нет, я уж не годен для общего дела,
Идите! Счастливый вам путь!..


НЕ УПРЕКАЙ МЕНЯ

Не упрекай меня, что я забросил лиру,
Что разорвал я цепь былых волшебных грез,
Что отказался я бесчувственному миру
Любовно поверять мечты и тайну слез.
Не упрекай меня... Свободные напевы
Не гармонируют с бряцанием цепей,
А трели соловья и шепот юной девы -
Отравленный бокал на гульбище страстей.
Могу ли я смущать божественным ученьем:
«Любите ближнего, как самого себя"—
Людей, готовящих с таким ожесточеньем
Кровавую зарю для радостного дня!..
Ночь близится к концу... Ристалище раздора,
Безумной храбрости, насилья, грабежа
Уже становится ареною позора,
Разврата, пошлости, бесчестья, кутежа...
Минуты сочтены... Повсюду бьют тревогу,
Уж брезжит луч зари, играя на штыках...
Лишь грянут выстрелы, и „Слава в Вышних Богу"
Победно прогремит на светлых облаках...
И обновленный мир отдастся вечно миру,
С презреньем бросив нож, запекшийся в крови...
Не упрекай меня... И я настрою лиру
Тогда для равенства, свободы и любви.


Я СМЕРТИ НЕ БОЮСЬ

Я смерти не боюсь... Холодный мрак могилы
Давно манит меня безвестностью своей,
Но жизнью дорожу, пока хоть капля силы
Отыщется во мне для родины моей.
Я счастья не знал, но я готов свободу,
Которой я привык, как счастьем, дорожить,
Отдать за шаг один, который бы народу
Я мог когда-нибудь к свободе проложить.


ПЕРЕД ОПЕРАЦИЕЙ

Как знать, смогу ль еще рифмованные звуки
Беспечно окрылить заветною мечтой?..
Иль я их отравлю тоской предсмертной муки,
Тоской безвестности пред дверью роковой?..
Как знать — и эта песнь несчастного поэта
Не есть ли только бред, не есть ли только стон
И страстный, дикий вопль прощального привета
Всему, что он любил, чему молился он?..
О, если это так, то все мои страданья
Теперь, о, родина, признаньем искуплю:
Все помыслы мои и все мои желанья
Одну имели цель: снискать любовь твою.


В РАЗЛУКЕ
Перевод П. Панченко

От радости, боли твоей я далеко,
Иронской земли молодежь.
Чем ты мне поможешь? Умру одиноко,—
Ты слез на мой прах не прольешь.

Здесь люди чужие чужбины постылой,
Здесь кровь мою каждый сосет...
Не смерти боюсь я, но кто над могилой
Костер поминальный зажжет?

Чей плач надо мною утес зашатает?
Чья девушка всплачет навзрыд?
Чей скорбный фандыр песнь о мертвом сыграет?
Чей конь в мою честь победит?

От радости, боли твоей я далеко,
Иронской земли молодежь.
Чем ты мне поможешь? Умру одиноко,—
Ты слез на мой прах не прольешь!..


ДРУЗЬЯМ-ПРИЯТЕЛЯМ И ВСЕМ,
КТО НАДОЕДАЕТ МНЕ 
СЛЕЗОТОЧИВЫМИ СОВЕТАМИ

Друзья, истощилось терпенье,—
Довольно о завтрашнем дне!
Не надо ни слов сожаленья,
Ни вздохов... На что они мне?—

Оставьте, слепому кумиру,
Как вы, я не стану служить.—
Я страстно люблю свою лиру,
Люблю с ней скитаться по миру,
Люблю на свободе пожить.

Вы жизнь превратили в забаву,
Гнушаетесь честным трудом
И, совесть меняя на славу,
Насилья зовете судом.

Вы были всегда палачами
И прав, и свободы чужой,
Топтали святыни ногами,—
Так будьте же счастливы сами
С такой озверелой душой!

Вы создали право владенья,
Где так обездолен народ,
Где с песней о вечном терпенье
Он хлеб добывает с болот.

Вам нужны обширные виллы
С фонтанами в пышном саду,—
И стройте! Земли для могилы,
Когда поизносятся силы,
Я сажень повсюду найду...

Мне вашего счастья не нужно,—
В нем счастья народного нет...
В блестящих хоромах мне душно,
Меня ослепляет их свет...

Их строило рабство веками,
Сгорают в них стоны сирот,
В них вина мешают с слезами...
Нет, будьте вы счастливы сами,
Где так обездолен народ!

Где золото, там умирают
Волшебные грезы любви,—
Не даром его омывают
Потоки преступной крови.

Не даром и песню сложили
Ему, под бряцанье цепей,
Все те же, кого вы судили...
Нет, сами живите, чем жили!—
Я жизнью доволен своей.

Оставьте пустое стенанье,
Советы и вздохи по мне!...
Коль вам не понятно сказанье: 
"Не думай о завтрашнем дне",—
Служите слепому кумиру, 
А мне не мешайте служить
Всеобщему братству и миру...
Отдайте мне посох и лиру,—
Хочу на свободе пожить!.. 


ЗАВЕЩАНИЕ

Довольно, довольно!.. Забудем былое,—
Упреки и слезы напрасны теперь...
Нам надо расстаться... Бессилье ли злое,
Иль страх малодушья,— не знаю, поверь,—
Борьба-пи неравная, позор ли паденья,
Покончить все счеты земные велит,—
Вопрос предоставим толпе на решенье,
Ты видишь,— кровь стынет... грудь ноет, болит...
Жалеть бесполезно... Роптать не умею...
Прости, коль напрасно себя я сгубил! —
Прости! Но, клянусь тебе смертью моею,—
Свободу я больше, чем славу любил...
Для ней не щадил я ни жизни, ни силы...
Клянусь,— и теперь не жалею о том...
Но слушай, товарищ, пред дверью могилы
Тебя я, как брата, молю об одном-
Ты помнишь теснину за черной скалою,
Где, пенясь, два горных потока шумят
И, дружно обнявшись, веселой волною
Струи свои к морю беспечно катят...
Где, в складках утеса, над страшным обрывом
Гнездится отважно аул небольшой,—
Там в сакле, у башни, подернутой дымом,
Меня ожидает отец мой больной...
Старик, защищавший когда-то так смело
Суровую волю, суровый Кавказ... О, друг мой!...
Сиротство его тяготело Всю жизнь надо мною, гнетет и сейчас...
Товарищ! Наврядли поведать другому
Решился б я этот ужасный секрет,—
Открыл лишь тебе, чтоб страдальцу родному
Ты снес мой сыновий поклон и привет.
Скажи, что я жертва пустых увлечений.
Был молод... теперь на коленях молю
Обнять меня снова... Исторгнув прощенье,
Спеши осенить им могилу мою!.. 


ВЗГЛЯНИ
Перевод П. Панченко

Без матери, брошен отцом,
Отчизну, родительский дом
Оставил я в юные годы.
В чужом, безучастном краю
Весну проводил я свою,
Встречая одни лишь невзгоды.
Сказал я: неси же домой —
В Осетию, в край наш родной,
Свое одинокое горе...
И хлынули слезы из глаз,
И радость в груди разлилась:
Увидел я снежные горы.
Но более бедным, чем я,
Вернувшись, нашел я тебя,
Народ, изнуренный заботой.
Нет места тебе ни в горах,
Ни в наших привольных полях:
Не стой, не ходи, не работай!
Достойных так мало у нас!
И что мы такое сейчас?
И чем мы со временем будем?
Ползешь ты вслепую, мой край.
Взгляни ж, Уастырджи, и не дай
Погибнуть измученным людям!


ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

Годами согбенный,
Больной, изнуренный
Поэт пробирался к ночлегу,
И музу шалунью,
Ночную певунью
Узнал он по звонкому смеху.
Ба! Старый... Здорово!
Все так же сурово
Ты по миру бродишь с котомкой?
Любовь и свободу Родному народу
Брянчишь все на лире не звонкой...
Но стар ты уж больно...
Бродил ты довольно,
Бесплодно расходуя силы,
И - полно шататься!
Я рада стараться 
Тебя проводить до могилы. 
Трудна хоть дорога, 
Но с помощью Бога - 
Вперед! Не колеблясь, за мною 
Настраивай лиру! 
К загробному миру 
Путь скорбью наполнен земною. 
Где, песню слагая, 
Аккорды рыдают 
И муза не служит забавой, 
Там, свет проклиная, 
Певца изгоняют… 
Но, смело! Ведь мы не за славой!..
   

БУДЬ МУЖЧИНОЙ
Перевод А. Шпирт

Встань рано, будь мужчиной,
Умойся, помолись:
«О Господи единый,
Защитой мне явись!..»
Будь в доме хлеба вволю,
Ты б свой имел кусок.
А нет — так будь доволен
Чуреком, мой сынок!
Скорей беги учиться,
Да сумку не забудь!
Не будешь ты лениться —
Найдешь свой верный путь!
Учись, дружок, с охотой,
Чтоб мудрость всю познать,
И с радостью работай,
Чтоб человеком стать!