Источник: Поэзия народов Кавказа в переводах Арсения Тарковского, сборник, М., 2002г.

 

Из грузинской  поэзии

 



НА ЧУЖБИНЕ

Бледные лучи свои роняя,

Движется владычица ночная,

И по кругу спящий небосвод

Над землею спящею плывет.

Тихо все. В листве заснули птицы,

Ветер спит, трава не шевелится,

Благостным покоем осенен,

Спящий мир блаженный видит сон.

Здесь один я плачу поневоле...

Сердце так болит не оттого ли,

Что другой мне снится небосвод,

Где река не этих звезд течет;

Что когда-то на меня глядело Небо материнского придела;

Что иначе брезжило оно, По-иному тишины полно...

 

***

 

Женщина прекрасная со мною

Говорила раннею весною:

«Юноша печальный! Неужели

Ты не слышишь, как ручьи запели?

 Погляди, как на земное лоно

Золото струится с небосклона!»

«Не растает лед моей печали,

Как бы очи солнца ни сверкали,

Слезы под горячими лучами

Не прольются щедрыми ручьями!»

 

* * *

Юность, где сладость твоя? Где живые усилья,

Страстное сердце влекущие к яркому раю?

Чувства ограблены, рано подрезаны крылья,

Ветвью безлистной я в пору весны поникаю.

 

Юные сны расточились, как легкие тени,

Юное сердце покинуто верою ранней,

Радость убита холодным дыханьем сомнений.

И облетели цветы молодых упований.

 

Тщетным огнем неземную любовь называя,

Крылья подрезал мне разума вкрадчивый холод,

Чистого чувства померкла святыня былая...

Горе тому, кто в года молодые не молод!

 

* * *

Под бременем печали изнывая,

Не у людей ищу я утешенья,

 Сама собой, свободная, простая,—

Приходит песня в горькие мгновенья.

Каких скорбей мы с ней не разделяли!

Она моей окутана тоскою.

Печаль ее сродни моей печали,

Столь милой мне, пока она со мною.

 

* **

 

Пустую жизнь без вдохновения

 Небесным даром не зови:

Она — земное порождение

И достояние земли.

 

Но если искрою нетленною

Твой подвиг западет в сердца,

Ты светом озаришь вселенную

И не изведаешь конца.

 

Хвала любви! Хвала бесстрашию!

Служителю добра —хвала!

Он пьет бессмертье полной чашею

В награду за свои дела.

 

****

 

* * *

Темно вокруг, и на душе темно,

И это сердце — холода жилище.

Ни в ненависти, ни в любви — равно

Душа моя не обретает пищи.

 

Боролся я с коварством и враждой,

Окрепла юношеская десница,

Терпел я поражения порой,

Но ни пред кем не пожелал склониться.

 

Не стоили моих усилий те,

С кем я боролся долго и напрасно.

Не засмеюсь я, внемля клевете,

И не заплачу горестно и страстно.

 

Темно вокруг, и на душе темно,

И это сердце — холода жилище.

Ни в ненависти, ни в любви — равно

Душа моя не обретает пищи.